Основы фактологического анализа в условиях информационной войны

Во время любой войны люди неподготовленные, невооруженные гибнут раньше других. Во время информационной войны люди, интеллектуально не подготовленные, падают первыми, сраженные новостями и блогами, словно безоружное мирное население в настоящей войне, сраженное бомбами и пулями. Малообразованные школьники и дети из неблагополучных семей, поэты и дизайнеры, обычные домохозяйки и утонченные стилисты, крестьяне и чернорабочие, убежденные гуманитарии и просто аполитичные люди, всяческий офисный планктон – всё это самая настоящая «группа риска» в информационной войне. Питательная среда для формирования массового психоза. Смазка для штыка. Количество эмоционально-заряженной информации значительно усугубляет проблему из-за отсутствия у большинства специализированного навыка – самостоятельно фильтровать и обрабатывать информацию на качественном уровне. В мирное время этот навык им просто не нужен, и он не тренируется. Но в переломные времена такие люди оказываются словно голыми под бомбежкой. И все мы становимся свидетелями совершенно удивительного, феерического зрелища, подлинного театра абсурда – Индуцированного Массового Психоза. Совсем не столетия отделяют нас от средневековой психологии. Вовсе нет. Благодаря нынешней уникальной астрологической ситуации мы сейчас имеем самый настоящий наведенный психоз сверхценной идеи. А в особо тяжелых персональных случаях – еще и с бредом преследования и бредом величия. То есть всю классическую триаду автономного психоза. Посмотрите кругом: подобных живых примеров сейчас более чем достаточно. Даже некоторые государства ведут себя словно психотики во время сезонного обострения.

Перед дальнейшим чтением статьи – коротая самопроверка на наличие болезненных интроекций, в особенности для соотечественников, для граждан Украины. Прочтите следующий отрывок и зафиксируйте свою эмоциональную реакцию.

«У них нет Закона. У них нет своего языка, одни только краденые слова, которые они перенимают у других, когда подслушивают, и подсматривают, и подстерегают, сидя на деревьях. Их обычаи – не наши обычаи. Они живут без вожака. Они ни о чем не помнят. Они болтают и хвастают, будто они великий народ и задумали великие дела в джунглях, но вот упадет орех, и они уже смеются и все позабыли…»

«Мы велики! Мы свободны! Мы достойны восхищения! Достойны восхищения, как ни один народ в джунглях! Мы все так говорим – значит, это правда!»

Если после прочтения у вас возникает стойкая неприязнь к автору этого текста (или подозрение в том, что автор этих строк – «прокремлевский наймит», провокатор, «титушка» и что-нибудь еще) – поздравляю: у вас индуцированный (или, возможно, хронический) психоз на национальной почве. Так как эти отрывки о Бандар-логах взяты из детской сказки о Маугли – «Книги Джунглей», написанной больше столетия назад. Редьярд Киплинг к майданам никакого отношения не имел и иметь не мог. Все ваши эмоции возникли сейчас исключительно в вашем сознании как следствие болезненной интроекции под действием индуцированного массового психоза.

Это нормально. К сожалению. Обычные люди не обязаны иметь специальную подготовку, не обязаны разбираться в вопросах, от них далеких, не обязаны иметь навыки информационно-аналитической деятельности. Желательно, конечно, н не обязательно. Даже в условиях информационной войны. Но зато это принципиальные навыки для астрологов как профессионалов в работе с информацией вообще. Поэтому я напишу тут тезисно одну из лекций по одному из моих учебных спецкурсов (конкретно – «Информационно-аналитическая деятельность»), который я веду на своем официальном месте работы, в Национальном аэрокосмическом университете им. Н.Е.Жуковского.

Базовая схема искажения фактов выглядит так:

Реклама и пропаганда всегда ведут читателя/слушателя от факта к мотивации, слева направо. Контрпропаганда и работа аналитика всегда предполагает обратный ход: «снятие» надстроек над фактами и выработку независимой оценки. На самом деле все это восходит к философскому методу феноменологии Э.Гуссерля, но мы сейчас в это углубляться не будем, а разберем только сам анализ чуть более подробно.

Пример. Первые «Роллс-Ройсы» были очень прожорливы в топливе из-за неудачных конструкторских решений. Это был факт. Пиарщики этот факт интерпретировали так, что купить такую машину может только тот, кто «может себе это позволить». Это и оценка, и мотивация. И пример хорошей рекламы (а заодно и конкретного приема убеждения – рефрейминга смысла).

Пример 2. Стакан наполнен на 50%. Это – факт. Стакан наполовину пуст (или наполовину полон) – это две противоположные и одновременно истинные интерпретации одного и того же факта. Но дальше идет оценка. Стакан наполовину пуст – плохо. «Если в кране нет воды», значит, ее кто-то выпил и т.д. Стакан наполовину полон – замечательно. Бог меня любит и «жизнь-то налаживается». Это – оценки. Если стакан наполовину пуст и это плохо – нужно расстроиться, наказать виновных, начать экономить остатки, срочно найти, что долить и т.д. и т.п. – мотивация к действию. Если стакан наполовину полон и это хорошо – можно расслабиться и перестать волноваться, получить от жизни удовольствие, поделиться излишним содержимым с приятными людьми и т.д. Это – мотивация к действию, построенная на различных интерпретациях и оценках, но абсолютно одного и того же факта. Как строится фактологический анализ? В противоположном направлении, по шагам отделяя призыв к действию – от оценки, оценку – от интерпретации, а интерпретацию – от факта. Я разберу это подробно. Существует всего три шага.

Шаг 1. Как снимается верхний слой, ложная мотивация? Вопросом себе: «А почему, собственно?»
Например, предполагается, что нужно поддержать украинскую армию, отправив смс на короткий номер за 5 грн (чуть меньше чем полдоллара).
http://news.liga.net/video/politics/1001856-armiyu_ukrainy_mozhno_podderzhat_s_pomoshchyu_sms.htm
Для тех, кто не в курсе: нет, это не шутка, это такая официальная позиция в государстве. Для человека с индуцированным психозом это – команда, которую он должен выполнить сразу, иначе перестанет себя уважать. А подготовленный человек автоматически задает себе вопрос: «А почему, собственно?» Это мой личный долг – кормить тех, кого обворовывали и распускали два десятилетия? У меня другие обязанности в жизни, мне есть кого кормить и обеспечивать. Есть экстраординарная ситуация, требующая финансировать армию, да еще через смс, как нигде в мире? Война? Где?? Разве это мой долг – затыкать дыры в бюджете и латать косяки всех тех, кто был обязан это сделать давно, и тех, кто допустил сейчас такое должностное преступление, но все еще получает за это и льготы, и зарплату? И как я могу быть уверен, что эти копейки, украденные у меня под ложной мотивацией патриотизма, не пойдут в очередной карман, на строительство очередной адмиральской/генеральской/депутатской дачи? Таким способом снимается ложная мотивация к действию и открывается следующий слой, на котором стояла ложная мотивация – оценка.

Шаг 2. Как снимается следующий слой, ложная оценка? Двумя вопросами: «А почему так решили, по какой причине?» (возврат к интерпретации факта). Или анализом субъективности: «А насколько компетентен/искушен в вопросе тот, кто оценивает?» Вопрос о компетентности преследует цель вскрыть одну из двух типовых причин ложной оценки:
а) непрофессионализм (иногда просто глупость);
б) предубежденность (иногда и осознанная провокация).
Наличие в любом материале большого количества эпитетов или ярлыков уже является твердым указанием на то, что факты искажены ложной оценкой.

Например, путем переворота сменилась власть в Украине. Оценка: это замечательное достижение. Снятие ложной оценки: а на основании чего (каких фактов) вы так решили (оценили)? Показатели инфляции? Уровень преступности? Кредитный рейтинг страны? Так за счет чего же? Или только и исключительно потому, что «мы все вокруг так думаем?» Таким образом снимается ложная оценка ради вскрытия фактов. Но ложная оценка может быть проблемой личности оценивающего, о чем дальше. В этом втором вопросе наша задача – отсеять оценки от «кухарок, рвущихся управлять государством». Разберем снятие таких ложных оценок подробнее.

Пример 2. Какое-то мнение высказано случайным человеком, а ссылаются на него как на эксперта в вопросе – это искажение оценки некомпетентностью. В районе Челябинска падает метеорит, но люди с отсутствием технического образования и политической предубежденностью сразу увидели в этом «происки Кремля». Конкретный пример – Андрей Макаревич, искренне предполагавший, что челябинский метеорит запустили, «чтобы отвлечь внимание» от Олимпиады.
http://www.snob.ru/profile/5134/blog/57525#comment_578102
Еще более авторитетный эксперт «по метеоритам с бортовым номером» – Юлия Латынина. Желающие сами могут погуглить, до какого бреда доводит некомпетентность вкупе с предубежденностью. Выпускник авиационного вуза (да и любой технически грамотный человек) делает в подобном месте судорожный facepalm и рыдает под столом. Учитывая «глубину» суждений поэта или писательницы, уже иначе относишься к любым их умозаключениям по серьезным вопросам за рамками, собственно, их успешных профильных навыков – пения и сочинительства. И они (по крайней мере, один) не обманывают наши ожидания.

Пример 3. Существует человек, который призывал взорвать украинскую собственность на украинской же территории, чтобы устроить европейцам «ледниковый период». Но плохо почему-то от этого должно было стать именно в России (ну ему вот так вот думается).
http://newsland.com/news/detail/id/1339727/
Очевидно, что «стратег» такого уровня, с такими фундаментальными косяками в логике, ориентиром обычному умному человеку быть никак не сможет, причем по любому вопросу. И степень «медийности» сама по себе никак позитивно не влияет на уровень здравого смысла.

Так снимаются ложные оценки первого типа (непрофессионализм).

Второй тип субъективности в ложной оценке факта – предубежденность. Речь идет о личностях, давно известных своей предубежденностью и систематически односторонней оценкой чего бы то ни было. А то и просто систематическим передергиванием фактов (то есть ложными оценками). Не так важно, что пишут или говорят Черновол или Киселев, Жириновский или Маккейн, Парубий или Витренко. Достаточно того, что вся их биография и все их прошлые высказывания выдают исключительно один взгляд на любые явления с односторонними оценками, как у испорченных весов. Они всегда говорят про одно и то же при любых взаимоисключающих фактах. Даже представить себе, что они хоть когда-то займут противоположную позицию или просто попытаются понять оппонента (или быть объективными), невозможно. Так изучением источника оценок снимается второй тип ложных оценок – осознанная провокация или неосознанная предубежденность. Впрочем, при профессиональной работе нужно иметь в поле зрения несколько таких людей-маркеров, чтобы по ним всегда получать надежный ориентир на начало той или иной пиар-кампании.

Шаг 3. Как снимается ложная интерпретация факта? Через обязательный вопрос: «А можно ли посмотреть на тот же факт по-другому?»
Например, публикуется новость «Медведев хочет заставить крымчан пить морскую воду». Так выглядит одна из интерпретаций факта, что в Крыму хотят построить завод по опреснению морской воды. Но могут быть и другие интерпретации этого же факта. Вполне вероятно, что и более разумные.

Пример 2. «ООНовская сотня» поддержала Украину против «русской десятки». Это интерпретация факта. Но другой вариант интерпретации можно прочесть в российских СМИ, причем строго противоположный: «Голосование ООН – моральная победа России».
И то и другое – интерпретация факта. Факт, однако, только один, причем однозначно зафиксированный: сколько (и кто) «за», сколько «против», сколько «воздержалось». И опираясь на факты, а не на интерпретации, не на оценки или (спаси и сохрани умного человека!) не на призывы к действию, аналитик и должен формировать свою картину мира. Но для этого понадобятся еще и обширные специальные знания и обширная эрудиция. Так что мы возвращаемся к началу. Любая экспертная аналитическая работа, хоть в политике, хоть в искусстве, хоть в астрологии, – занятие для профессионалов. Как и война. Но и любителями быть никто не запрещает. Главное не путать одно с другим и не пугать собой танки.

И наконец, последний, необязательный шаг фактологического анализа. Факты крайне редко возникают сами по себе. У фактов есть причины. И чтобы понять причину, всегда нужно задать себе вопросы: «Кому выгодно? Кто наварился по итогам? Кто бенефициар проекта?»
Пример. Факт: после нескольких месяцев последовательных провокаций и обострения ситуации на майдане убили и покалечили сотни людей. «Кому выгодно? Кто наварился по итогам? Кто бенефициар проекта?» Факт: майдан начался практически сразу же, на следующий день, после того как РФ и Украина завершили многолетние переговоры и договорились по всем спорным вопросам, придя к взаимовыгодному соглашению. «Кому было выгодно начать переворот? Кто наварился по итогам? Кто бенефициар проекта?»

У меня нет иллюзий, что тем, кому надо бы было прочесть этот университетский материал, он не поможет. Нырнут обратно в привычное болото «мы не ошибаемся, потому что мы все так думаем». И букв для их умов слишком много, да и не нужны знания тем, у кого Знание в жизни не было культовой ценностью. И уже тем более это не интересно тем, кому очередная сверхценная идея заменила разом всё: и рассудок, и совесть, и что-то еще. И даже когда индуцированный психоз спадет (к лету), многим обывателям это все равно уже не поможет: собственные глупости подсознание обычно купирует, вытесняет, и осознаваться будет лишь только тот факт, что были какие-то с ними несогласные «мерзавцы», и вот они-то себя вели «как-то не так»! И это будет вызывать обиду и раздражение – но нет, совсем не на себя, не на свое невежество и легковерие, а именно на них – на тех, кто оказался взрослее, из-за кого теперь приходится вытеснять в подсознание чувство стыда, обвиняя «предателей майдана», «титушек», «Кремль», «гейропу»… Но только не себя.

Это не теория вопроса, это – практика. После первого майдана в Украине я все это уже наблюдал массово. Прекрасная была лабораторная работа.

 

06 апреля 2014 года